00970003

Дневной архив: 04.08.2018

Бородин расценил собственное сокращение из Банка Города Москва в $5 млрд

Андрей Бородин Прежний вице-президент Банка Города Москва Андрей Бородин подал в суд на денежную организацию с условием заплатить ему 5 млн долларов США.

Прежний вице-президент Банка Города Москва Андрей Бородин подал в суд на денежную организацию с условием заплатить ему 5 млн долларов США, рассказывает «Интерфакс». Бородин требует от Банка Города Москва компенсацию за преждевременное деление контракта.

Кроме этого Бородин требует от банка проценты за задержку выплаты компенсации. Юрист Бородина Михаил Доломанов разъяснил, что совокупность компенсации обсуждена в соглашении с Банком Города Москва. 1-ое обсуждение поиску пройдет 5 октября в Обывательском суде Города Москва.

В Банке Города Москва заметили, что сейчас ведется оценка договора между банком и Бородиным на объект его законности и следствие событий его решения. В отделе связи с общественностью банка выделяют, что трудовой контракт Бородина имеет «ряд отличительных черт, которые не отвечают принятой в общественных компаниях практике решения таких соглашений». О каких конкретно отличительных чертах говорится, не докладывается.

Андрей Бородин оставил пост главы Банка Города Москва по заключению совета начальников экономической компании в середине мая 2011 года. До данного он реализовал собственную долю в банке. Бородин считается обвинявшым по делу о нелегальном займе организации «Премьер-Эстейт» размером около 13 миллионов руб. По словам последствия, за процедурой стояла хозяйка строй организации «Интеко» Ирина Батурина. Оборона экс-президента Банка Города Москва заявляет, что состава злодеяния в выдаче займа нет, в связи с тем что кредитозаемщик вовремя его обслуживает.

Криминальное преследование заставило Бородина уйти в Англию. Он оглашен в интернациональный поиск, трибунал принял решение о очном аресте Бородина.

Черновецкий завтракает гречкой

черновецкий Прежняя домработница семьи Черновецких Алла Фролова и прихожанка церкви «Святое святых» (а до данного «Посольства Божьего». — ред.) сообщила о быте семьи градоначальника.

«Я работала в семье Черновецких несколько лет в 1998—1999 гг., когда Леонид Михайлович возглавлял банк. Это была крайне отличная пара, не нарадуешься. И крайне испуганно и почтительно друг к дружке относились. Впрочем, о работе в семье не заявляли», — сообщила Алла газете Сегодня.

Согласно ее заявлению, деятельность ей обнаружил Сандей Аделаджа, который будто бы лично выбирал Черновецкому штат. «Мне крайне была необходима работа — у меня безо всяких следов пропал супруг, который занимался делом, и я просила пастора отыскать мне деятельность, и он меня посоветовал Черновецким», — говорит Фролова.

Работала она у Черновецких в жилище в Крепостном проулке. «Семья занимала 5—6 этажи. А нижние этажи налаживались под гостиницу. Они жили впятером — Леонид Михайлович, Алина Степановна, Люсия Степановна (мать Алины. — Авт.) и Кристина со Сергеем. Мать Леонида Михайловича, Прасковья Гавриловна, была парализована и жила в отдельности. Это была квартира-музей с красивой итальянской меблировкой. Из Италии доставляли и постельное белье, в жилище стояла роскошная аппаратура и техника, большие фарфоровые вазы по углам. В те годы это представлялось басней», — говорит Алла Фролова.

Согласно ее заявлению, штат домработниц был большой и всем хватало работы. «У любого из родственников было по комнате и гардеробной, еще рабочий офис, совместная гостиничная, кухня. И у любого — собственная горничная. Двери, окна, мебель — все в жилище могло блистать. Алина Степановна состоится, пальчиком выполнит по мебели, и затем подтверждай, что только-только вытер пыль, таким образом с тряпкой было необходимо идти регулярно», — говорит Алла. — Надо было очищать обувь, следить за костюмами. Гардеробные — большие комнаты со шкафами под потолок. У любого было несколько десятков костюмов, под которые составлялась обувь, девайсы. У Алины Степановны тогда было 60 пар обуви, было необходимо ежедневно ее очищать и оттирать пыль».

А питалась семья преимущественно не дома. «Завтрак состоял, как требование, из кашек и фрэш. Леонид Михайлович мне даже показывался нетребовательным — он обожал гречневую кашицу. Ели и обедали Черновецкие в баре на Печерске, который принадлежал Алине Степановне. Рано утром семья возвращалась после работы и намеревалась на кухне», — сообщила Алла Фролова.

Фото: с веб-сайта image.tsn.ua

Ресурс: «Сегодня»