Апр
23

Парадигма информационного маркетинга

1 Star2 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...
Author admin    Category Интернет-маркетинг    Tags

Парадигмой  в философии принято называть исходную концептуальную схему, иными словами модель постановки проблем и их решения. Парадигма обусловливает метод исследования, господствующие взгляды на то или иное изучаемое явление, общепринятую для данной науки систему оценок. Из материала концептуальной схемы строится концептуальная основа  научной отрасли – совокупность ключевых положений (требований, принципов), на которые опирается в своей работе исследователь или практик. Вот почему смена парадигм расценивается в качестве научной революции.

С методом информационного маркетинга мы уже познакомились, так что теперь нам нужно открыть для себя парадигму, благодаря которой этот метод существует. Ранее указывалось, что метод невозможен без цели. Поэтому понятие парадигмы можно пояснить проще.

У маркетинга есть цель – наладить сбыт при минимуме усилий.

У информационного маркетинга есть цель – лучше использовать информацию для такого сбыта.

У информационного маркетинга есть метод – он отвечает на вопрос, как лучше достичь цели.

И наконец, у информационного маркетинга есть парадигма – она отвечает на вопрос, почему именно так нужно достигать цели и почему наша цель именно такая, а не какая-то еще.

Парадигма обладает сложным строением, которое можно назвать многослойным. Каждый из ее слоев связан с определенными мозговыми процессами, ответственными за познавательную (когнитивную) деятельность. Человек познает мир посредством органов чувств, но осознает его единственно посредством головного мозга. Головной мозг в своей когнитивной деятельности применяет все доступные ему способы про-цессинга внешних данных: обработку информации на уровне рефлексов, инстинктов, коллективного бессознательного, индивидуального подсознания (личного бессознательного) и, наконец, сознания.

Строго говоря, между подсознанием и сознанием находится область, не получившая пока закрепившегося названия – в трудах классиков она именуется как краевое сознание (так называемое fringe-consciousness У. Джеймса, область интуиции, догадок, наития, моментальных решений). А если быть еще корректнее, то нужно отметить, что все перечисленные зоны от рефлекторных явлений до краевого сознания включительно правильно будет считать слоями бессознательного вообще, противопоставленного сознанию, где протекает мыслительный процесс, легко разлагаемый на составные части и модифицируемый по желанию личности.

По всей видимости, многие научные парадигмы имеют в своем основании некую ментальную структуру, восходящую к нижним слоям подсознания. Даже если сказанное и неверно (что представляется более чем вероятным), анализ «слоев» каждой парадигмы в рамках маркетинга и прочих экономических дисциплин чрезвычайно продуктивен уже в силу того, что способствует пониманию сущности, содержания парадигмы. Приведем в качестве примера «послойный» анализ парадигмы диграфического учета, которая сводится к условной абсолютизации метода двойной записи как средства отображения финансово-хозяйственной ситуации на фирме.

На самом низшем, рефлексивном уровне мы видим существование элементарной реакции «дай – на», на которую, в конечном итоге, опирается всякое взаимодействие живых

существ.

Инстинкт есть усложнение рефлекса, он строится из цепочки взаимосвязанных рефлексов, обеспечивающих комплексную адекватную реакцию. На инстинктивном уровнебухгалтерская парадигма принимает вид «пришло – ушло», когда оформляется представление о потреблении и материальном потоке. Наиболее ярко инстинкт «пришло – ушло» проявляется у птиц, которые широко пользуются предметами (веточками и т. д.) как строительным материалом и ритуальными подношениями для самочек. Становление бухгалтерии в среде первобытного человека, где инстинкты играли не последнюю роль в поведении индивидов, сопровождалось инвентарной фиксацией прихода и расхода, о чем свидетельствуют артефакты палеолита.

Приход и расход долгое время оставались высшим достижением человеческого разума, вырвавшегося из пут инстинкта в сфере познания хозяйства. Но вот в эпоху древнеримского классического рабства начал формироваться «подлинно разумный», еще более далекий от инстинктивного фундамента диграфический учет. Целесообразность его организации отметили сами римляне, назвав бухгалтерский счет ratio (второе значение слова: «разум»), а сам учет – рациональным, то есть разумным. Римлянам принадлежит и честь открытия дебета и кредита, которые в многослойной структуре выступают преемниками пар «дай – на» и «пришло – ушло».

Разумность римского учета состояла в том, что в нем дебет математически равнялся кредиту. Римская бухгалтерия получила свое дальнейшее развитие на уровне сознания в трудах коммерсантов и математиков эпохи Возрождения, в первую очередь знаменитого Луки Пачоли («Трактат о счетах и записях», 1494). С тех пор непрестанное движение мысли привело к абстрагированию ключевых учетных понятий: равенству дебета и кредита сопоставили обязательное равенство остатков, а также актива и пассива баланса. В целом к концу XIX столетия развитие учетной парадигмы завершилось постулированием закона двойной записи, который, однако, так никогда и не был корректно сформулирован:

«Основной закон двойного счета покоится на началах равенства дебета и кредита; это равенство есть тот прочный фундамент, на котором построена вся бухгалтерская наука, оно проходит нитью через весь бухгалтерский труд» (В.Д. Белов, 1891).

На рубеже XIX и XX вв. сознание преподнесло бухгалтерам дополнительный сюрприз: попытки теоретизировать учет вылились в новую, еще более высокую абстракцию. В данном случае сознание приобщилось к общественному сознанию, а точнее, к той из форм общественного сознания, что обладает достаточными методами абстрагирования, – к философии. Один из знаменитых теоретиков бухучета Н.Ф. фон Дитмар (1907) подвел философский базис под диграфическую парадигму, опиравшуюся прежде на фундамент традиций и инстинктивного чутья:

«Основной закон счетоводства имеет полную аналогию с основными законами других

наук:

1) с законом математики, что определенная зависимость нескольких величин между собой выражается уравнением, т. е. соединением знаком равенства двух математических выражений;

2) с основным законом химии – неуничтожимость материи (расход в одном месте = приходу в другом);

3) с основным законом механики – неуничтожимость энергии (расход энергии = приходу ее);

4) с основным законом правовой стороны гражданской жизни: объем права = объему соответствующих обязанностей;

5) с основным законом учета хозяйственной стороны гражданской жизни: выдача одного счета равняется получению другого счета или кратко: выдача = получению».

(Заметим, что сегодня ведутся споры о назначении и задачах бухгалтерского учета. К сожалению, в этих спорах не всегда учитывается многослойная парадигма счетоведения, отчего внутренняя логика науки остается непонятой теоретиками. Между тем из приведенной выше концептуальной схемы совершенно понятно, что цель бухучета состоит в «двойном выводе чистого капитала», как понимал это знаменитый швейцарский бухгалтер И. Шер.)

Итак, сказанное кажется понятным и самоочевидным. Теперь разберемся с информационным маркетингом. Имеет ли собственную парадигму эта наука, а если да, то какова ее структура? Какие слои можно в этой парадигме усмотреть?

По всей видимости, таковая парадигма действительно существует, несмотря на молодость и незавершенность нашей науки. Назовем эту парадигму «hic et nunc»: оценочная стоимость информации убывает пропорционально ее адекватности рыночной ситуации здесь и сейчас.   По сути дела, данная парадигма исторически восходит к закону Гарнье, являющемуся частным ее случаем. Вдумаемся в смысловое содержание данного постулата.

Ценность информации есть ее значимость, которая может получить оценку в виде стоимостного выражения в связи с готовностью заинтересованных лиц заплатить за получение этих сведений. Ценность информации определяется ее координатами во всех четырех измерениях (пространство-время), поскольку если информация чрезвычайно удалена от получателя, то:

– тановится крайне трудно осознать ее важность (в особенности сказанное касается дистанции во времени – если полезная информация исходит из прошлого, то ее могут ошибочно счесть устаревшей; если полезная информация затрагивает события будущего, то ее могут счесть преждевременной, иначе говоря, опять-таки неактуальной);

– возрастают затраты на получение такой информации, что повышает ее фактическую стоимость над потолком полезной ценности, а значит, и делает бесполезной в виду нерентабельности аккумулирования подобных сведений (и как частный случай подтверждением тому служит упомянутый выше закон Гарнье).

Рефлексивным слоем парадигмы надлежит признать реакцию «Что такое?» (в терминологии знаменитого физиолога И.П. Павлова). Рефлекс «Что такое?»  проявляется чаще всего у животных и человека в движении головы на звук или свет, то есть представляет

собой реакцию на внешний раздражитель, каковым в рамках маркетинга является информационный поток.

Инстинктивная часть парадигмы состоит в потребности обследовать источник сигнала-раздражителя. У человека этот инстинкт оформляется в когнитивную деятельность, которая может включать в себя, например, анализ рынка. Так как нами рассматривается маркетинг в его коммерческом приложении, то наиболее верным аналогом в области инстинктов нужно признать инстинкт фуражировки  (обследование местности в поисках корма). Но, естественно, такие метаморфозы происходят уже на уровне сознания, которому предшествует сфера коллективного бессознательного.

Из множества архетипов коллективного бессознательного довольно трудно поначалу выбрать тот, который соответствует более высокому слою парадигмы информационного маркетинга. Сложность обусловлена тем, что в ходе работы с информацией маркетолог вынужден оперировать не единственно присущим своей деятельности архетипом, но и многими другими, наделяющими то или иное сообщение эффективной содержательностью (в отсутствие связей с бессознательным наблюдается девальвация всякого маркетингового сообщения).

Однако критический взгляд на совокупность важнейших архетипов показывает, что из них выделяется образ Гермеса. Гермес  (у римлян – Меркурий) – греческое божество торговли и информационного обмена, включая почтовую связь. Совмещение функций не случайно, оно связано с исключительной важностью управления информацией в осуществлении сбыта, что подметили еще эллины. Археологические артефакты свидетельствуют, что письменность, широко представленная в Древней Греции деловой корреспонденцией, служила в эпоху античности двигателем торговли, равно как и сегодня. Фактически этот архетип воплощает в себе смутное осознание человеком прошлого железной логической (и логистической) связи между информацией и движением товаров.

Примечательно, что Гермесу приписывали также и не очень приглядное качество – плутовство. Этот бог покровительствовал ворам, разбойникам и мошенникам, что само по себе адекватно отражает отношение обывателя к торговле и всякому обмену в целом («не обманешь – не продашь»). На базисе бессознательного в сознании был построен впоследствии цикл:

И – Т – И, то есть «информация – торговля – информация». Изначально цикл опирался на житейскую мудрость: в выгоде тот, кто знает, где подороже продать. Спустя века трактовка этого принципа приняла более цивилизованные формы, хотя в целом смысловое содержание и целевая установка остались теми же. Современный информационный маркетинг лишь дополнился другим постулатом: мало знать, где выгоднее продать, – надо еще и знать это вовремя. Впрочем, «подороже продать» для современного маркетолога не является, в норме, то есть при здоровом деловом подходе, определяющим фактором. Значение имеет объем сбыта и величина затрат на реализацию. Следовательно, в коммерции – при разумной организации дела – имеет значение информация о том, как:

– сбыть партию заведомо полезного, ходового товара полностью;

– сбыть эту партию с минимальными затратами.

Корректное представление о месте и времени как определяющих факторах в деятельности торговца нашло свое выражение в нынешней формулировке парадигмы

информационного маркетинга, проистекающей из закона Гарнье. Знание же места и времени исходит из достоверных сведений о потребностях клиентуры. Таким образом, в структуре парадигмы информационного маркетинга выстраивается следующая иерархия:

– рефлексивный слой – «Что такое?»;

– инстинктивный слой – индивидуальная и групповая фуражировка;

– коллективное бессознательное – архетип Гермеса;

– сознание – учет факторов пространства и времени в соответствии с законом Гарнье.

В сфере сознательного можно усмотреть философскую прослойку, как и в случае с бухгалтерским учетом. На высокой ступени абстракции можно утверждать, что цена информации не равнозначна ее ценности в аспекте устойчивого развития.   Цена есть измышление, средство наживы, которым выгодно пользуются против вас конкуренты и партнеры-«доброхоты». Цена может быть взвинчена в условиях нагнетания паники, которые благоприятствуют принятию скоропалительных решений. Между тем прозорливый маркетолог умеет сбавлять цену на второсортную информацию и видеть истинную ценность каждого сообщения в долгосрочной перспективе, если только обслуживает бизнес, ориентированный на долгосрочное поступательное развитие.

Чтобы закрыть тему, нам остается лишь провести различие между архетипами коллективного бессознательного, которые лежат в основе научных парадигм, и архетипами, которые широко используются в рекламе в частности и в маркетинге вообще. В первом случае речь идет о затаенных в подсознании образах, единых для всех людей и влияющих на формирование представлений об окружающем мире в процессе когнитивной деятельности. Во втором случае речь идет о тех же образах, но теперь уже способствующих интерпретации сведений, движущихся в каналах маркетинговых коммуникаций.

Тот факт, что маркетинговое обращение частично или главным образом апеллирует к архетипам коллективного бессознательного, известен уже сравнительно давно, однако стройной теории рекламных архетипов не существует, что, вероятно, связано со стремлением авторов, пишущим на означенную тему, дистанцироваться от концепций основателя учения об архетипах – Карла Густава Юнга.

(Строго говоря, термин «архетип бессознательного» можно принять за плеоназм: а бывают ли другие архетипы? Однако в последнее время слово «архетип» используется то здесь, то там, что и вынуждает автора прибегнуть к излишнему, в принципе, уточнению. Кроме того, известно, что термин «архетип» применялся катастрофистами XIX столетия в попытках объяснить Божественное творение жизни на Земле. Хотя в данном контексте прекрасно видно, что автор ведет речь никак не о креационизме.)

Нужно признать неверным такое нарочитое отдаление от классика и измышление, «изобретение» собственных архетипов взамен открытых и систематизированных мэтром психоанализа. Рассмотрим один характерный пример, чтобы убедиться в высокой эффективности маркетинговых технологий, базирующихся на юнговской теории архетипов.

Ни для кого не секрет, что технологии информационного маркетинга активно задействованы в политическом пиаре и политической рекламе, поскольку политическая информация обладает весьма высокой ценностью в сравнении с прочими видами сведений, зачастую от нее отстающих. Позитивный политический пиар выступает мощным инструментом создания и поддержания отношений между различными социальными группами, как обоюдовыгодных, так и выгодных какой-либо одной группе, рискующей оказаться ущербной.

Например, в европейском сообществе такой ущербной группой до недавнего времени было молодое государство Косово, не получившее окончательно однозначного признания как суверенный субъект европейской геополитики. Между тем определенные политические круги, явно ориентированные на поддержку косовской автономии вплоть до полного государственного суверенитета, время от времени планировали акции, обращенные не только и не столько к политическим лидерам, от решений которых зависело признание Косова, сколько к широким массам, которые посредством политпиара и политрекламы

обучались узнаванию косовского «политбренда».

Последней из крупномасштабных кампаний такого рода надлежит признать участие косовской претендентки в конкурсе красоты «Мисс Вселенная-2008» (Хошимин, Вьетнам), где молодое непризнанное государство представляла как уже вполне сформировавшегося политического игрока модель Зана Красники (Zana Krasniqi).

Политическая направленность акции скрывает за собой ее мощный архетипический базис: признание государства осуществляется посредством механизма аллегории, когда о существовании страны узнают благодаря демонстрации символа – некоего многозначного смысло-образа, заряженного определенной энергией (положительной или отрицательной). В рассматриваемом случае мы имеем феминизированный образ, который источает положительную энергию красоты и молодости.

Древние римляне применяли тот же образ и тоже в политических целях, но наделяли его нередко и отрицательной энергетикой. Так, среди многих прочих шаблонов политической сатиры (черного пиара) до наших дней сохранилась относящаяся к I в. н. э. статуэтка, которая аллегорически изображала завоеванную Галлию – заселенную варварами территорию, совпадающую по границам с современной Францией и занятую покоренными римлянами племенами галлов. В данном случае изображение растрепанной и заплаканной женщины служит целям принизить поверженного противника, показать его жалкость и убогость в сравнении с величественным Римским Орлом.

Таким образом, в обоих случаях политического пиара явственно усматривается отождествление на уровне бессознательного страны, земли с женщиной. Эта параллель восходит к древнейшему, палеолитическому архетипу матери-земли, который удачно эксплуатировался многими народами в периоды войн как образ Родины-матери (ср.: «Родина-мать зовет»). Древнегреческий философ Платон трансформировал в свое время этот образ в мифе о землерожденных людях, что еще более сближает символ с исходным архетипом. Заметим, что в архаичных мифологиях почти всех народов богиня Земля, порождающая жизнь, в том числе и людей, выступает центральным персонажем.

В наши дни атавистические пережитки представлений палеолитического человека о Земле рождающей сохранились в языках многих народов в виде инвектив генитального адресования, служащих эвфемистическим пожеланием смерти (поскольку земное лоно – Тартар – подсознательно ассоциируется с могилой, загробным миром вообще.)

Следует обратить внимание на тот момент, что обращение к теме женщины-земли используется в политической рекламе, адресованной широкой общественности, между тем как архетипическая символика в ритуализированном общении политиков (дипломатия и протокол) предполагают более жесткие установки. Например, самолет иностранного лидера в аэропорту еще ни разу не встречали девушки в бикини, но исключительно солдаты в парадной форме и, обязательно, при оружии. Известный отечественный биолог В.Р. Дольник небезосновательно, видимо, проводит параллель между данным ритуалом торжественной встречи иностранного гостя и демонстративным поведением самцов, охраняющих территорию, в ходе которого для потенциального противника устраивается шоу с показом шипов, игл, когтей, зубов и т. д. Инстинкт побуждает поступать так в целях устрашения противника и избежания драки, которая может одинаково плохо закончиться для обеих сторон. Что ж, мудрость природы велика!

Сергей Николаевич Бердышев
Информационный маркетинг
 

 



Прокомментировать

Следуйте за мной в Твиттер! Следуй за мной в Твиттер!

Подпишись на рассылку.

Добавь email адрес

Категории

Свежие записи

Свежие комментарии

Самы популярные статьи

Архивы

реклама